Форум » Родные чудеса » Московская область. Силикаты » Ответить

Московская область. Силикаты

Семаргл: Московская область. Силикаты.

Ответов - 5

Семаргл: ПОДОЛЬСКИЕ ПЕЩЕРЫ - КАК ПАМЯТНИК ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, ИСТОРИИ И ГЕОГРАФИИ История Подольских городских каменоломен Постройка цементных заводов тесно связана с историей подольских городских каменоломен. Первые каменоломни под парком, возникшем в 50-е г,г. XIX в, принадлежали Губонину и подольскому мещанину Филатьеву - подрядчику по постройке Курской железной дороги. Начало возникновения каменоломен следует отнести к 50-м г.г, XIX в., а работа в них продолжалась до 1880 г., когда каменоломни перешли к их служащему Бородачеву. Работы производились в них горизонтальными подземными галереями, которые совершенно не закреплялись и не одевались досками. Ломки заложены в верхней трети крутого берега, возвышающегося здесь на 50-70 футов (18-20 м). Выламывался слой толщиной 2,5 фута (0.7 м). Вследствие провалов дальнейшая работа в этих каменоломнях была запрещена. Тогда Бородачев стал разрабатывать их на левом берегу р.Пахры, по обеим сторонам железнодорожного моста, напротив цементного завода. Очевидно ранее здесь также происходила подземная добыча камня, т.к, по сведениям на 1870 г. в это время "по обеим сторонам железнодорожного моста на левом берегу реки Пахры заложены большие каменоломни, находящиеся а расцвете и доставляющие много материала для постройки дороги. Мелкая добыча камня также производилась городским головой Добротворским на том месте, где стоит его дом (угол Советской площади и Революционного проспекта), Здесь в конце 60 - 70-х г.г, он извлекал известняк для обжига, "подольский мрамор" на ступени лестниц, известняк разных цветов для мозаичных полов, а также плиты и щебень для железной дороги. Он же делал мелкие изыскания и под "Красной горкой". Следующая каменоломня была Филатьева. Она шла от Февральской до Александровской улицы. Закрыта была в 1896 г., но вскоре была возобновлена Карауловым, который обрабатывал "подольский мрамор". Четвертая каменоломня в 80-х г.г, прошлого столетия принадлежала Скворцову и шла но направлению от нового базара (по Февральской улице). Все эти предприниматели прокладывали свой путь каменоломнями, причем один из них (Губонин) шел с берега р,Пахры, от городского парка к станции железной дороги, где до настоящего времени видны заваленные входы в каменоломню, другие - подрывали город в других направлениях. В городе можно было иметь каменоломню в длину не более 50 саженей (106.7 м) и в ширину не более 30 сажень (64 м.), а в уезде землю снимали под каменоломни целыми десятинами. В городе каменоломни велись правильными галереями 10-20 м в длину и более. "Подольский мрамор" извлекался громадными плитами, длиною до 5 м, шириной от 1 до 1.5 м. Так, в Девятовской каменоломне не вывезенные блоки известняка достигают 2 м длины при ширине 1 м. Известен факт, что один из владельцев этой каменоломни на выставке за 12и аршинную /8,5 м) монолитную лестницу из Девятово получил приз "золотой кафтан". До гражданской войны по установленным в каменоломнях рельсам ходили вагонетки и до 30-х годов сохранялись поломанные тачки, бочки и другая рудничная техника. Добыча камня в Подольском уезде. Первое описание разработок белого камня в Подольском уезде относится к XVIII в. В 1871 г. очевидец писал: "По всем соседним Пахре деревням ломают камня великое множество, а более того в д.Знобишино. Здесь он составляет нарочитый для крестьян прибыток, а наиболее тех, которые ломают его на продажу. В других же деревнях зарабатывают им оброк, а в иных и сверх оброка. Те, кто добывает его для продажи, развозят в Москву и в другие города и села на строения. На крутом берегу р.Десны, текущей в р.Москву, при д.Десна, ломают известковый камень аршинными кирпичами, которые возят в Москву на строение. В 11 верстах от д.Пахра находится д.Моча, лежащая при одноименной реке, которая собою столь же велика, как и Пахра, и столь же славна своими каменоломнями, как и вышеописанная, она впадает в Пахру. Верховья р. Пахры. Разработка белого камня штольнями начиналась от д.Подосинки. В конце ХХХ в известняк добывали у д,Тереховой и д.Городок. Рядом с каменоломнями находились известково-обжигательные печи. Также подземным способом известняк брали у д.д.Дерибрюхово, Раево и ныне несуществующих деревень Пищеры и Манькина гора. Уже в середине XIX в. о них писали как о давно заброшенных. В настоящее время вход в подземную полость у д.Раево открыт. Полость представляет собой обширный зал без боковых ответвлений, сильно замытый песком. Ниже по реке, разработка штольнями велась во всех местах выхода известняков в крутых, высоких береговых склонах. От устья р.Десны до д.Добрятино, подземные выработки тянулись непрерывно. При с.Лемешеве в 70-х - 80-х г.г. ХIX в. находились крупные подземные выработки, принадлежащие купцам Базыкину и Худякову. С 1934 г. у многих деревень по р. Пахре добыча известняка подземным способом возобновилась. Долина р.Десны. Верхняя граница разработок проходит ниже г.Троицкого, где находились небольшие ломки, тянущиеся до д.Богородская, принадлежавшей князьям Черкасским. В настоящее время выработка открыта, длина ходов составляет 360 м. Далее подземным способом брали камень у д.д.Лаптево, Мостовская и Алхимово. У двух последних находились небольшие выработки, очевидно, принадлежащие местным крестьянам. Сейчас у д.Алхимово существует вход в полость, длина которой незначительна, а состояние свода не позволяет производить работы по дальнейшему вскрытию. Ниже д.Девятово расположены крупные каменоломни, принадлежавшие купцам Бородачеву и Александрову. На сегодняшний день входы в них закрыты, но длина изученной части составляет 11.700 м. (см. план каменоломни "Девятовская"). От Девятово до д.Рыбино по берегу тянулась непрерывная цепь подземных выработок. Напротив д.Рыбино, в овраге, купцом Архиповым разрабатывался белый камень. В данное время подземная выработка вскрыта и имеет протяженность около 2-х км. Далее до д.Ерино левый берег опять представлял непрерывную цепь выработок. При слиянии р.Десны с Пахрой около с.Дубровицы, принадлежавшего в конце XIX в графу Мамонтову, по течению р.Десны, тянулись обширные подземные выработки. Там же находились выработки, принадлежавшие крестьянину Андрееву. Долина рек Мочи и Лубянки Добыча камня производилась в устье р.Моча у одноименной деревни, а также у д.Кудино. Выше, у д.Акишево, находились крупные подземные выработки, принадлежавшие купцу Середину. Также крупные выработки были у с. Ознобишино. В устье р.Лубянки между бывшим одноименным селом и д.Щапово находились обширные подземные выработки, на что сейчас указывают огромные отвалы известково-обжигательных печей. Длина ходов сохранившейся части каменоломни невелика - около 200 м., но скопление провальных воронок на большой территории говорит о наличии больших продолжений. Подземные разработки тянулись до с.Апександрово. Подземные выработки г Подольска (результаты исследования) Подземная выработка Подольская-I находится на второй террасе правого берега р.Пахры под городским парком, в 10 м. к северу от летнего театра. Выработка имела большую протяженность. По рассказам местных жителей, она шла подо всем городом и представляла запутанный лабиринт из галерей и залов. В 1972 г. выработка была взорвана городскими властями, НО В 1975 г. вновь вскрыта. В результате взрыва произошло сильное обрушение свода и проходы в дальний конец системы нередко представляют труднопроходимые лазы между плитами известняка. Обрушенные плиты достигают 3-х м длины и более и весят до нескольких тонн. Так, перед входом в зал, лежит обрушенная плита объемом 4,25 куб.м. и весящая 11,5 тонн. Дальняя часть выработки относительно крепкая и имеет свой первоначальный вид. Обвалы кровли здесь довольно редки, пол чистый. Общая протяженность - 110 м. На месте подземной выработки, разрабатываемой Бородачевым на левом берегу реки слева от железнодорожного моста, в 1925 г. был заложен карьер для обеспечения Подольского цементного завода сырьем. Карьером срыта основная, центральная часть выработки. В конце 7О-х г.г. по бортам карьера можно было наблюдать оставшиеся части каменоломни. В С-3 стенке существовали входы в две полости, уходящие в сторону Москвы на 240 и 400 м соответственно. В С-В стене карьера также находился вход в полость, длиной около 160 м уходящей в сторону ж,д. моста. (см. план подземных выработок в карьере г.Подольска). В 1978 г. были детально изучены две оставшиеся к этому времени полости в Ю-3 стене карьера. Привходовая часть выработки была сильно обрушена, очевидно в результате взрывных работ в карьере. Подземная выработка Подольская - I представляла собой серию откаточных штреков идущих вслед друг другу и оканчивающихся забоями. В Ю-В направлении отходил штрек, при разработке полости выводящий на поверхность. На поверхности в этом месте, находился точильный ров, Общая протяженность полости составляла 820 м. Вход в подземную выработку Подольская - II находился в 14 м к северу от первой. Она представляла собой два параллельных откаточных штрека, соединяющихся между собой узким лазом, образовавшимся в результате засыпки отработанного забоя отходами камня. Влево от первого штрека располагалась камера, представлявшая собой забой выработки. Общая протяженность полости составляла 500 м. Во многих местах полости встречены вырубленные в полу канавки с остатками деревянных шпал для рельс. В середине 80-х годов обе эти выработки были засыпаны. По неподтвержденным данным, в черте города сохранилось еще несколько открытых входов в подземные выработки, нуждающиеся в дополнительной проверке и изучении. Автор выражает благодарность Пронюку В., Дроновой Л., Жаркову А. за помощь в сборе исторических и архивных материалов, а также Парфенову А., Вятчину А., группе "Летучая мышь" за предоставленные топосъемки выработок и другим участникам походов, внесших свой вклад в изучение этого вопроса.

Семаргл: Историческая справка о г. Подольске Добыча камня, как главное занятие жителей Подольска, настолько была развита еще в XVII в., что в описании герба, данного городу в 1781г, было сказано: "в лазоревом поле два золотых, употребляемых каменотесами инструмента... в знак того, что жители сим промыслом обогащаются". Подольск - старинный уездный город Московской губернии, расположенный, на обеих берегах р. Пахры. Ширина реки в пределах города 74,7 - 85.3 м. Город существует с 1781 г., а раньше был селом, принадлежащим в качестве вотчины московскому Данилову монастырю. Название села Подол, надо полагать, произошло от слова "дол", долина, как местечка расположенного по долине между холмистыми скатами. Село Подолье с населением в 250 чел. было расположено на проезжей юго-западной (от Москвы) трактовой дороге. Название села Подол упоминается в памятниках в начале XVII в. По приписным книгам этого времени в нем было 27 дворов

Семаргл: Общий исторический обзор Подольского района Общий исторический обзор района Разработка камня в Московской губернии уже столетия назад имела размеры значительного промысла. Распространение каменного строительства в страна лесов, какой была территория русских княжеств, диктовалась экономическими причинами. В разные стороны, по дорогам и рекам шли торговые пути, увеличивалось количество перевозимых товаров. Товар нуждался в защите от лихих людей и огня, а деревянные постройки не могли служить достаточным убежищем. Поэтому строительный камень тоже стал достаточно ценным товаром, его не раз жаловали княжеские и царские милости монастырям и боярам. Традиция эта держалась долго. В XVII в. боярину И.Б. Милославскому за его вотчинные земли, взятые в казну, платили камнем и кирпичами. Нередко крестьянские селения платили оброк известью. К массовой и организованной разработке белого камня приступили после появления "Приказа каменных дел". созданного, по-видимому, по указу Бориса Годунова в 1584 г., когда строительство оборонных укреплений в Москве и Смоленске потребовало в краткие сроки организованной поставки крупных объемов строительных материалов, в том числе и блоков известняка для цоколей стен. "Приказ каменных дел" был ликвидирован Петром I, т.к. его внимание было направлено на строительство новой столицы на Неве, и каменное дело под Москвой быстро пошло на убыль; было запрещено на несколько лет по всей России каменное строительство специальным указом Петра. Впоследствии "Каменный приказ" был обращен в "Экспедицию Большого двора", которой и было поручено "заведовать строительными делами одинаково как каменщиками и обжигальщиками", а кирпичные заводы отданы в пользу Ратуши. В 1712 г. в Москве открылась вольная продажа кирпича, камня, глины и извести. В Московском государстве известь принималась в "приемную государеву бочку", причем "мера той бочки ис краю в край 1 1/2 аршина, а поперек аршин, а мерить вверх как ведетца 1/2 аршина" Масштабы добычи камня были очень велики, если вспомнить, что каменное строительство уже в XI-XII в.в. велось в тридцати городах. К концу XIX в. ежегодная минимальная добыча твердых пород камня в России составила 320.000 куб. саженей (3.100.000 м.куб.). Московская губерния по добыче природного камня была на втором месте - 24.430 куб. саженей (236.000 куб.м.), уступая Херсонской: - 35.896 куб. саж. (347.000 куб.м.). В связи с увеличивающейся подземной добычей камня многократно возросло количество несчастных случаев с рабочими, возросла угроза жилым зданиям и дорогам. 1 мая 1892г. была составлена инструкция по надзору за частной горной промышленностью в России (Приложение). Надзор за каменоломнями и другими разработками полезных ископаемых был возложен на Горный Департамент, который собирал сведения о существующих каменоломнях и подчинял их надзору окружных инженеров и маркшейдеров. Для сбора более полных сведений, Министерство Государственных Имуществ по Горному Департаменту обратилось к начальникам губерний с просьбой сообщить о числе и точном местонахождении разработок строительных материалов, а также о приблизительном количестве добычи в 1890г. Обо всех разработках, производимых подземным способом, а тем более употребляющих порох и другие взрывчатые материалн, сведения запрашивммсь полные и обстоятельные. Итак, впервые, в 1892г. были обработаны и получены статистические данные о добыче строительных материалов в России и, в частности, о подземных выработках Московской губернии. В конце XIXв., степень развития в губернии эксплуатации известняка и условия его добывания описаны Зуевым. "В соседстве д.Пахры, ниже по реке того же имени находятся д.д. Заболоть, Подосинки и Знобишино, которые все в свободное время промышляют добыванием по берегам р.Пахры известкового под строение камня. Каменная ломка производится в отлогом берегу р. Пахры, где и видно, что весь камень простирается толстым горизонтальным слоем, лежащим от поверхности земли перпендикулярно сажень на шесть или более, а от поверхности воды в речке сажени на полторы. По открытии земли, которая в пологих и обрывистых берегах поверх его лежит сажени на три и которая по большей части глинистая, камень оказывается горизонтальными, истрескавшимися на большие и малые глыбы слоями; которые, пробивая железными клиньями и жолнами (кирками), выламывают после пешнями. Однако следует заметить, что слой на протяжении пласта неодинаков и сверху имеет грубый и твердый известняк, который на строение не употребляется, а употребляется только на жжение извести и толщиной более полусажени. В середине его лежит камень мягче, ровнее, годен к тесанию, он собственно и идет на строение, будучи вырываем аршинными и трех-четвертными кирпичами, и хотя при вынимании из ям и при отеске кажетсл рыхл и некрепок для каменного строения, однако на воздухе затвердевает и служит как тесаный песчаник, его толщиною будет на сажень. Под средним строевым известняком лежит, если не ниже, то наравне с рекою, и очень мягок, ни к чему не употребляется, и сколь глубоко простирается - неизвестно. Ломку производят просто копаясь в берегу реки; а когда до дойдут до каменного слоя, то, отбрасывая верхний слой, вырубают средние, простираясь вглубь по горизонту сажень на 10 и более, сначала работа производится на открытом воздухе, а после - штольнями, которые называюгся здесь мурьями. Эти мурьи каменоломы не подпирают по обычаю рудокопов столбами, чтобы кровля не рухнула, но, вырывая камень на известных расстояниях, оставляют пространства не тронутые, вместо опоры. Остатки прежних старинных разработок и теперь заметны во многих местах. По виду заброшенных каменоломен можно и сейчас восстановить, как шла разработка материалов. Как правило, выбирали крутой берег оврага или реки, чтобы без лишних усилий сбрасывать вниз мусор от раскопок. Дорывшись до подходящего материала, например известкового бута ( рыхлый белый известняк ), его выламывали и тут же, немного просушив, выкладывали из крупных кусков в разрытом берегу под и очелок, а по своду очелка загружали яму доверху / т.н. напольная или горновая печь/. Более мелкий камень шел на заделку пазов между крупными камнями. Внутри разводили костер, также заслонив его камнями продолжали обжиг до тех пор, пока бут при пробе не начинал рассыпаться на мелкие кусочки и порошок. Остудив печь, ее опять разбирали по кускам и делали сортировку извести: недожог оставляли до другого обжига, а пережог сбрасывали вниз: туда же шел весь брак, т.е. куски извести с глиной и песком, которые от обжига делались крепче и плохо рассыпались. Годный остаток извести /кипелки/ спешили выбрать из горна, опасаясь дождя. Продолжая разрабатывать берег, выбирали и новое место для кладки горновой печи. В 1855г. очевидец писал: "Красив вид каменных ломок в этих массивных разрезах; около них особенно живописно расположены снежно-белые известково-обжигательные кучи, они кажутся небольшими укреплениями, и тянутся длинным извилистым рядом по обрывам и каменистым берегам р.Пахры". В начале Х1Хв. известь продолжали обжигать, но в таких местах, где слой известкового бута толще и разработка его выгоднее. Около Подольска оставалось такое же место, в котором известь продолжали разрабатывать, - это в с.Троицком по р.Моча, В строительном деле известь шла на приготовление теста, которое с примесью до 3 частей песка по объему образует известковый раствор для кирпичной кладки. В некоторых каменоломнях добывали только "подольский мрамор", а остальными пренебрегали. Для этого сносили часть горы, чтобы определить положение слоя мрамора, и на этой глубине начинали работу подходом посредством штреков (по-местному "рвов"). Над слоем мрамора (басмой) вырубали балдой (он же клевец) более мягкий слой (дуревой); тем же инструментом проходили с боков, так чтобы был свободный проход для человека, после чего кусок размечали на брусья. По черте делали несколько углублений (желной, пазником), закладывали в них клинья из бандажной стали и били по ним кувалдой (до 8 кг. весом), пока брус не отседал от куска, после чего его поднимали ломом и вывозили из штольни. Когда намеченный кусок был весь разделан на брусья до дна штольни, шли дальше в том же порядке. Обычно вынутое место имело ширину до 4м, но, для поддержания верха ("потолка") его закладывали с боков кусками бута так, что штольня после забутовки имела ширину 1,6 м. В более опасных местах (под трещинами потолка) делались еще деревянные опоры из лежней на деревянных стояках.С течением времени штольня уходила в гору все дальше и дальше и в старых каменоломнях идет по прямому направлению более чем на 200м. От главной штольни в боковые стороны идут ветви, которые соединяются с другими главными /прямыми/ штольнями, которых может насчитываться 4, 5, 6 и более. Подпора потолка и устройство нескольких выходов обязательны. Работу внутри штолен производили "ровщики", для освещения употреблялись небольшие латунные лампадки с керосином, а еще раньше деревянные чаши с горючей жидкостью. В штольнях была постоянная сырость, капель. (см. разрез выработки, производимой на склоне). Вывоз брусьев делался на простых плоских и низеньких тележках, с железными осями и чугунными колесами; на осях был положен настил из толстых брусков или досок. К крючку тележки припрягалась одна лошадь, т.к. две были не рациональны по многим причинам. Существовали каменоломни (карьеры, приломы) и на совершенно ровном месте. Для этого приходилось углубляться в землю сначала широкой шахтой (около 8 кв.м.) и глубиною 8-11 м, а потом идти рвами. Шахта обкладывалась дубовым )или другим прочным и долговечным) срубом и покрывалась крышей. (см. разрез выработки, производимой на ровном месте). Вывозка материала производилась по рельсам при помощи ворота и также по рельсам развозился по рабочим помещениям, попадая в первую очередь в пильную. Распиленные бруски и лещади подвергались оформлению и отделке. Большие неровности ступеней на площадках скалывали балдой, потом круглыми и плоскими долотами ("шпунтами"), потом зубаткой и, наконец, киркой. Потом отделывался залобок (перед ступени) по железному шаблону. Подоконки (длинные плиты толщиной 5,5 см и лещади (квадратные плиты для полов, по 0,5 кв.м) выверялись и обтесывались тем же порядком, но более легкими инструментами и более легкими ударами. Обтесанный товар подвергался шлифовке, т,е. отделке, которая производилась посредством того же речного песка. Шлифуемая сторона посыпалась им и с помощью чугунной гладилки, водя ее взад и вперед, сглаживались рубцы, Поверка производилась при помощи той же планки, как и при теске, однако опытные шлифовальщики обходились визуальными наблюдениями. Шлифовка фигурных выступов по краям ступеней и подоконников делалась при помощи чугунных или железных терок, приспособленных к формам фигурных выступов. Отделанный товар требовалось высушить для облегчения перевозки и безопасности доставки его. делалось это потому, что высушенный известняк крепче, не так ломок при нагрузке и выгрузке (особенно важно для подоконков и лещади) и был менее подвержен расстрескиванию на морозе. Летом сушка могла проходить на воздухе, на солнце, в остальное время товар сушился искусственно. Изготовленный товар, при употреблении в дело, иногда подвергался и более тщательной "щегольской" отделке - полировке и окраске, относящимся уже к строительному искусству. доклад Сохина М.Ю.

Семаргл: Катакомбы Подмосковья. Подольский район Спелестология -- это увлекательный симбиоз туризма и науки, изучающий полости искусственного происхождения. Вблизи Москвы много подземных полостей, добраться до которых несравненно легче (а чаще и безопасней), чем до пещер Кавказа, Урала, Крыма и Средней Азии. И потому удержаться от путешествий в подмосковные пещеры довольно трудно -- да и стоит ли? Если ты душой полюбил фантастический Мир Белого Камня, то каково это -- позволять себе видеть его лишь раза два в год, тогда как "под боком" у тебя практически неисчерпаемый запас каменоломен (хорошо изученных и обжитых другими спелеологами или совершенно не исследованных, не столь важно). Для тех, кто не мыслит себе выходные без Мира Подземли, и предназначена данная статья. Только в ближнем Подмосковье известно около 100 подземных полостей, но не меньше, судя по архивным данным, может быть еще найдено и вскрыто. Поскольку почти все пещеры Подмосковья искусственного происхождения, а добыча камня велась, как правило, по берегам рек (в конкретных районах с традиционно культивируемым каменоломенным ремеслом), то для удобства описания разделим территорию области на несколько зон. В каждой из них пещеры имеют общие "генетические" признаки и сходную морфологию, состав пласта, в котором разрабатывались, и, чаще всего, общее время разработки. I. ПОДОЛЬСКИЙ РАЙОН. По единодушному признанию "корифеев жанра", в истории подмосковной спелестологии он занимает важнейшее место. Добыча белого камня велась по берегам рек Десны, Пахры, Мочи и Лубянки. Известны также разработки непосредственно на территории города Подольска, например под городским парком (входы в каменоломню были взорваны после того, как в ней заблудились в начале 70-х годов двое школьников). По берегам Десны насчитывается семь "дыр", в том числе знаменитые Силикаты (протяженностью 11,7 км) и Рыбинка (2 км). По Пахре известно около 20 полостей, часть из них (от 500 до 940 м) была вскрыта благодаря работам в карьере при добыче "белого камня". Около реки Мочи -- более 10 разработок, по реке Лубянке -- 8. Самая известная пещера района -- Силикаты. По многочисленным свидетельствам очевидцев, именно с нее (а также с каменоломни Сьяны, о которой речь пойдет ниже) началось в начале 60-х освоение спелеологами подмосковных каменоломен. Тогда еще не было разделения спелеологии на "вертикальную" и "горизонтальную"; в "антрактах" меж редкими поисковыми выездами в Горный Крым и на Кавказ основоположники нынешней российской спелеологии не гнушались по выходным проводить исследовательские работы в подмосковных каменоломнях. Автор статьи лично присутствовал при историческом моменте первопрохождения Ю.Францем (его именем назван в Силикатах один из гротов и "море", из которого берется питьевая вода) и А.Морозовым (будущим президентом федерации спелеоспорта страны) сбойки между Первой и Второй системами Силикат, тогда разделенных забутованным штреком на две отдельные системы. Силикаты, или система Силикатная, не представляли собой спортивного интереса (здесь относительно просторные ходы и гроты с сохранившимися в некоторых местах рельсовыми путями; на начало 70-х даже оставалось несколько вагонеток) и довольно быстро стали просто местом отдыха тех, кто выходные предпочитал проводить не в городе или лесу, а под землей. Из-за агрессивного настроения местной шпаны к чужакам-спелеологам в Силикатах началась затяжная подземная война, главным оружием которой стал волок -- дымовая завеса, создаваемая с хулиганскими целями. Мало того, что дым под землей сам по себе страшное бедствие (куда ему деться из замкнутого подземного пространства?), иные волоки включали в себя столь едкие химические соединения, что армейские газы против них выглядели невинной шалостью. Все это отвратило от Силикат тех, кто действительно хотел общения с Миром Подземли, и тем самым способствовало более активному поиску, вскрытию и освоению других каменоломен. Сейчас вход в Силикаты засыпан по распоряжению властей Подольского района. Над бывшим входом строятся коттеджи для "новых русских", не подозревающих о том, что в один прекрасный день земля под их домиками разверзнется провалами в как бы "не существующую" пещеру... II. ДОМОДЕДОВСКИЙ РАЙОН. В долине реки Рожайки в окрестностях дер. Редькино известны три каменоломни, около села Никитского (бывший город Никитск, заложенный при Екатерине специально для добычи белого камня, отсюда его герб с изображением белых кирпичей и скрещенных кайл на черном поле) находятся не менее знаменитые, чем Силикаты, Никиты (длина отснятой части пещеры около 10 км, потенциальная -- в 3 раза больше), рядом с ними -- не столь большие Эльдорадо, Синеглазка и закрытая в настоящее время Изюминка. Никиты (или Никитская), Синеглазка и Эльдорадо когда-то составляли единое целое вместе с системой ЖБК; суммарная длина выработки достигала 54 км. Сейчас Эльдорадо отрезано от Никит непроходимыми завалами и полостью старого карьера. Соединяются ли Синеглазка и ЖБК -- под вопросом: по некоторым признакам, соединение уже пройдено и Синеглазка ныне вновь является частью Никит наравне с другими системами (Западней, Зазеркальем, Сейсмозоной, ЖБК, Дальней, Сеткой, Крайне Правой, Бородинскими полями и Клондайком), однако точной спелеотопосъемки пока не проводилось. Своего же выхода на поверхность Синеглазка не имеет с 1972 года: он был замыт во время паводка на Рожайке, а глобальный обвал входового штрека свел на нет любые попытки вскрыть его с поверхности. Система Никитская -- самая технически сложная из всех подмосковных каменоломен, и посещение ее требует спелестологических навыков как в преодолении опасных и узких мест, так и в ориентировании в чрезвычайно сложном лабиринте ходов (до сих пор точной спелеотопосъемки этой системы не существует). Автор нисколько не преувеличивает опасность Никит: в 1976 году при попытке вскрытия нового входа в них погиб замечательный парень В.Шагал, незадолго до того открывший красивейшие никитские сталактиты (с тех пор каждый год 27 июня или в ближайшие к этой дате выходные спелеологи всех подмосковных систем собираются в Никитском, чтоб отдать дань его памяти); в 1979 году в Никитах погиб И.Шкварин (судя по всему, это было заказное убийство, но "от этого не легче" -- погиб-то под землей); в 1991 году при до сих пор не выясненных обстоятельствах в Никитах умер Коля Никитин (по одной из версий причиной смерти стало отравление)... Были и иные ЧП, закончившиеся не столь трагично. В качестве примера можно привести январские "спасы" этого года, когда в течение двух суток поисковые группы спелеологов в содружестве со спасателями МЧС (только спасателей работало около 60 -- вдумайтесь в эту цифру!) искали по всей пещере потерявшегося мальчика 13 лет, и совсем недавний случай, когда в Никитах заблудилось двое школьников (автору статьи удалось их найти за 20 минут, но это скорее приятное исключение, чем правило). Тем не менее именно в Никитах в 70--80 годах сложился удивительный спелеоэтнос, органично впитавший культуру КСП и подпольного русского рока, диссидентские и просветительские идеи, занимавшийся научными программами и чисто спортивной спелестологией: суммарная длина Никит за десять лет выросла с 4,5 до 15 км, здесь проводились длительные (до трех месяцев) одиночные и групповые спелеонавтические пребывания; одновременно "никитяне" занимались поисковыми работами близ поселка Володарского и в Старице, участвовали в экспедициях в Подолию, Горный Крым, Среднюю Азию, на Урал и Кавказ. Все эти годы регулярно выпускались спелеогазеты и журналы (по условиям тех лет -- подпольные), организовывались слеты и подземные концерты, масштабно праздновались Новый год, дни рождения, сочинялись песни, стихи и спелеопроза. Можно с уверенностью сказать, что 2/3 современного спелеофольклора ведет свое происхождение из Никитского Круга. Естественно, властям не могла понравиться такая спелеовольница. 10 декабря 1987 года, в Международный день защиты прав человека (!), входы в Никитскую систему были взорваны -- так агонизирующая власть напоследок "дала ниже спины" неофициальной спелеологии. Разумеется, произносились красивые речи о том, что все это делается исключительно из заботы о жизнях спелеологов, однако именно за время существования описанного никитского спелеоэтноса в пещере НЕ БЫЛО НИ ОДНОГО ЧП, окончившегося трагически или вызвавшего какие-либо расходы властей (не считая оплаты нездорового любопытства стукачей из КГБ). Если что и случалось -- а спелеология изначально опасное времяпровождение, -- любое ЧП разрешалось силами своего неофициального спасотряда. Так что данная "отмазка" была шита красными нитками... Два года, по словам одного из организаторов этого безумного мероприятия, понадобилось для подготовки взрывов -- и 20 минут пришлось потратить "никитянам", чтобы месяц спустя вновь отворить входы... Но не только интересной жизнью и чисто спортивными трудностями притягивали к себе Никиты спелестологов в те годы. Пещеру пересекает ряд тектонических разломов со всеми видами хорошо развитого карста (натечная драпировка, сталактиты, сталагмиты, "лунное молоко" и кристаллические кальцитовые образования); в изобилии встречаются здесь разнообразные окаменелости, многие гроты столь необычных форм, что ради одного только любования причудливым подземным ландшафтом стоит посетить эту каменоломню. Архивные поиски и опросы местных жителей выявили возможное существование по правому берегу р. Рожайки, чуть ниже села Никитского, еще одной, быть может, даже самой обширной каменоломни Подмосковья, разрабатывавшейся зэками в 1935--1940 г. По словам старожилов, когда были остановлены нецелесообразные, по-видимому, работы, зеки были загнаны внутрь каменоломни, после чего саперы из НКВД взорвали входы. Сейчас в апреле и в октябре -- ноябре (по первому и последнему снегу) отчетливо просматриваются колеи, ведущие к бывшему входу; в начале 80-х годов еще были видны рельсы, торчащие из земли в склоне оврага. Эта мрачная страница нашей тайной истории еще ждет своих исследователей. В долине р. Пахры между деревнями Белеутово и Сьяново есть еще четыре полости более 1 км, в окрестностях Сьяново -- система Пионерская и знаменитые Сьяны (27 км). Они, как и Силикаты, послужили в 60-х годах катализатором развития подмосковной спелестологии, и в 1974 году власти, борясь с "не организованным сверху хождением под землю" залили бетоном единственный к тому времени известный вход в каменоломню. А теперь представьте себе: есть пещера, доступа в которую по вине властей нет, с поверхности льются кислотные осадки, почва размывается, разрушается известняковый пласт, слабеют и трескаются своды, ходы и гроты потихоньку "садятся" и обваливаются... А на поверхности полным ходом идет промышленная и частная застройка. Схем катакомб нет (ведь спелестологи -- "враги народа"), исторические данные в архивах отсутствуют -- вымараны секретным отделом КГБ (да и кто из застройщиков утруждает себя копанием в архивах?!). И вот трескаются и потихоньку проваливаются под землю жилой пятиэтажный дом, школа и клуб в Чурилково, близ Котляково свежепоставленные столбы телеграфной линии именуются местными жителями "пьяный лес", а недостроенные коттеджи разрушаются; в Никитском первая же поставленная опора ЛЭП-500 (точнехонько над пещерой!) "по пояс" уходит в землю... К тому же по весне иной раз вскрываются входы в забытые и непосещаемые спелестологами катакомбы -- в них лезут любопытные местные школьники... Дальнейшее предугадать нетрудно: координаты пещеры никому не известны, состояние свода наверняка критическое (в ней теперь никто не укрепляет опасные места), спелеоопыта же у школьников -- 0,000. Об экономической выгоде использования пещер, находящихся на территории совхозов и колхозов, и говорить нечего: туризм, как известно, после нефтедобычи стоит в мире на втором месте по окупаемости вложенных затрат. Под землей можно также выращивать шампиньоны, проводить спелеонавтические исследования; с успехом во всем мире уже десятки лет лечат в пещерах и катакомбах различные легочные заболевания, болезни вегетативной системы, расстройства слуха и зрения. Пещерная вода, богатая биологически активным кальцием, эффективно укрепляет зубы и кости, полезна беременным... И это еще весьма сокращенный перечень "пещерных заслуг"! Но вернемся к теме статьи (тем более, что Сьяны были героически вскрыты в 1988 году славной командой старых сьяновских спелестологов, чьи имена увековечены на стене одного из гротов). У Новлинских выселок есть 4 небольшие каменоломни, у деревни Киселихи -- одна, около Камкино находятся известные многим любителям спелестологии Кисели (9500 м), прямо над входом которых образцово-показательно высится "новорусский" коттедж. Хозяин его вначале вел войну со спелестологами, пытался замуровать вход, а потом (в одно из "перемирий" вдруг просел фундамент и дом дал трещину) был проведен по пещере и изнутри увидел, НА ЧЕМ СТОИТ его многомиллионная хоромина. Тогда домовладелец спешно принялся УКРЕПЛЯТЬ ВХОД В ПЕЩЕРУ. Выходит, что у "новых русских" соображения больше, чем у власти. Впрочем, оно и понятно: денежки и жизнь -- свои, личные... Следуем дальше: у Красино, Жеребятьево и Мещерино -- 5 систем, в Чурилково -- 3, у Вяльково -- 1, около Котляково -- 7, между Колычево и пос. Володарского -- 6. III. ОКРЕСТНОСТИ ПОСЕЛКА ВОЛОДАРСКОГО (Константиновский овраг). Здесь более 15 "дыр", активно обжитых и посещаемых с середины 70-х годов. Недавно усилиями спелестологов были соединены пещеры Курья и Таврово, суммарная длина новообразованной системы около 5 км. IV. НИЖНЕЕ МЯЧКОВО. По архивным данным, тут были самые древние разработки белого камня в Московской области (Троице-Сергиевская лавра в Загорске строилась из этого камня); горизонт известняка, разрабатывавшийся в иных местах Подмосковья, официально так и называется, -- "нижнемячковский". Сейчас входы каменоломни замыты глиной. V. ЮЖНЫЙ СЕКТОР. Вдоль рек Москвы, Оки, Лопасни, Каширки, Осетра существует более 15 "дыр". У города Троицка по р. Десне находятся известная каменоломня Ватутинки (длина около 500 м) и еще две, менее посещаемые. VI. ЗАПАДНЫЙ СЕКТОР. Здесь около 30 полостей и мест разработок белого камня. Часть пещер была взорвана в 20-х годах, часть -- в 1947--53 гг. (во исполнение сталинского указа о запрещении самовольного посещения подземных выработок). Наиболее известные и посещаемые в настоящее время пещеры находятся в районе Тучково -- Санаторная -- Полушкино; там, кроме каменоломен, есть знаменитая Полушкинская щель восьми метров глубиной -- естественная раскарстованная пещера. VII. МОСКВА. Каменоломни находятся в Крылатском, Хорошове, Шепилихе, Пресне, Дорогомилове, Филях (глиняные разработки), под Воробьевыми горами (в той части, что ближе к "Мосфильму"), в Котловке, Лыткарино. Кроме каменоломен, интерес спелестологов вызывают подземные ходы и схроны под старинными усадьбами, монастырями и военно-инженерными сооружениями (известны, например, системы подземных ходов в усадьбе Вороново, тщетно раскапываемые не одним поколением спелестологов и "примыкающими к ним лицами без определенных занятий"). А около дер. Авдотьино на р. Воре расположена единственная в Подмосковье песчаниковая (от слова песчаник) каменоломня. Чем же привлекают каменоломни? ЧТО МОЖНО НАЙТИ ПОД ЗЕМЛЕЙ (кроме приключений, конечно)? Имеющие историческую ценность орудия труда и предметы быта тех, кто разрабатывал эти ходы, трудом своим закрепляя в веках понятие "Русь Белокаменная"; не меньшую ценность имеют надписи на стенах (разумеется, не новодел типа "Здесь был Вася"), которые оставляли разработчики ходов при подсчете добычи камня или (как в Старице) при прекращении большевиками древнего промысла. Есть под землей также настенные рисунки, например открытые в Сьянах нашей группой следы отправления под землей культа одной из сект сатанистов в 30-х годах прошлого века. Нередки находки раскарстованных ходов (как естественного, так и искусственного происхождения), зоны роста красивейших кристаллов кварцитов и кальцитов, окаменевшие отпечатки флоры и фауны каменноугольного периода. Встречаются под землей колонии живых летучих мышей. К слову, разговоры о якобы имеющихся под землей кладах и запасах оружия являются трепом -- поискам их не стоит уделять и минуты времени. По крайней мере, в Подмосковье. Всем, кто впервые собирается в самостоятельное путешествие в каменоломни, следует помнить, что проблема ориентирования в их запутанных лабиринтах во много раз сложнее, чем в обычных пещерах. Не забудьте также и о том, что весной, во время сильно повышенного уровня грунтовых вод и неизбежного затекания входов жидкой грязью и глиной (их несут с поверхности талые воды), такие путешествия довольно опасны. А теперь вооружайтесь точной картой, набирайтесь терпения для опроса местных жителей, приобретайте навыки лозоходцев, землекопов и спелеотопографов -- и в путь. Удачи! Сергей ГУСАКОВ, координатор Российского общества спелеонавтики и спелестологии.

Семаргл: ПЕЩЕРА СИЛИКАТЫ - известная естественная пещера, находящаяся около железнодорожной платформы Силикатная (Подмосковье), о которой существует множество легенд и рассказов о таинственных случаях с разной степенью достоверностью. Один из наиболее достоверных рассказов относится к начальному периоду Великой Отечественной войны, когда в пещере было оборудовано бомбоубежище. В близлежащую деревню во время очередной бомбежки приехал солдат с фронта, который по совету односельчан отправился искать родных к пещере. Из полуразрушенного входа по одному выползали старухи и дети, вот наконец показалась и жена солдата, но в тот момент принялась проседать громадная каменная плита. Солдат бросился под плиту, задержал ее падение может быть всего лишь на мгновение, тем самым позволив выйти оставшимся. На глазах десятков людей храбреца раздавил ужасной величины камень, однако, когда совместными усилиями они разрыли вход и приподняли плиту, под ней они... ничего не обнаружили! Родственники впоследствии долго пытались отыскать как им казалось все еще живого солдата внутри пещер, во время очередного поиска где-то под землей исчезла и убитая горем мать. Такова история, легенда же гласит, что призраки солдата (в виде "Белого духа спелеолога") и матери (в виде "Двуликой") до сих пор встречаются в дальних уголках пещер (известно несколько десятков случаев наблюдений). В 90-х годах входы в пещеру были засыпаны в связи со строительством в этом месте элитного дачного поселка



полная версия страницы