Форум » Безопасность » Надсмотрщики за стадом - слово мусору. » Ответить

Надсмотрщики за стадом - слово мусору.

Семаргл: Что делает с человеком безнаказанность и власть. Надсмотрщик превращается ... Надсмотрщик превращается ... Надсмотрщик превращается ...

Ответов - 88, стр: 1 2 3 4 5 All

Андруха: На мой почтовый ящик только что пришло сообщение с ФАР Рабы ОМОНа. В элитном Отряде милиции особого назначения ГУВД Москвы — нештатная ситуация. В подразделении, главная задача которого — подавлять уличные протесты граждан, зреет бунт. Письма-разоблачения уже ушли в администрацию президента и Генпрокуратуру. Бойцы 2-го батальона рассказали, как зарабатывает милицейское начальство, в чем суть бизнеса под названием «охрана общественного порядка» и как разгоняются «марши несогласных». Подробности на сайте http://www.autofed.ru/?p=1723 Попытался зайти на сайт и прочитать эту новость - не получилось. Похоже и у людей в погонах что-то в душе просыпаться начало.

Семаргл: Вот цитата из этой новости: «Если уж завелась крыса, то она завелась» — так прокомментировал ситуацию, сложившуюся во 2-м батальоне, начальник московского ОМОНа генерал Вячеслав Хаустов (его слова The New Times передали через пресс-службу — от официальных заявлений ГУВД отказалось). А ситуация следующая. «Крысы», то есть бойцы 2-го батальона ОМОН ГУВД Москвы, обратились к Дмитрию Медведеву с письмом: «Мы можем работать по 10–15 дней подряд, по 17–20 часов в день без обеда. (…) Командир батальона полковник милиции Евтиков С.А. с одного сотрудника требует в конце смены трех задержанных, если их нет, то сотрудник лишается премии или мэровской надбавки к зарплате. (…) Полковник Евтиков создал в батальоне свою незаконную подработку. (…) Как часто выражается полковник Евтиков, «вы рабы и должны делать то, что я хочу». Список претензий можно перечислять еще долго. Письмо подписали Алексей Волнушкин, Андрей Стручков, Алексей Попов, Сергей Таран, Михаил Потехин. Всего около десятка человек, прапорщики и старшие сержанты. Копии письма направили также в Департамент собственной безопасности МВД, Генпрокуратуру, администрацию президента, начальнику ГУВД Москвы Владимиру Колокольцеву, командиру отряда генерал-майору Вячеславу Хаустову, начальнику МОБ ГУВД генералу Вячеславу Козлову. В ответ — тишина. ОМОН как работа Но бойцы ОМОНа молчать более не намерены. Вот их рассказ, который был записан в редакции The New Times: «Нам не нужны москвичи, они задают слишком много вопросов. Нам нужны иногородние, верные и тупые» Отряд милиции особого назначения (ОМОН) создавался для выполнения опасных заданий в городских условиях. Для захвата и ликвидации особо опасных преступников. Но операции по захвату преступников ушли в историю вместе с 90-ми годами. Приоритетные задачи бойцов изменились. Как? Вот пара примеров. В конце прошлого года в ресторане неподалеку от ЦУМа Дмитрий Медведев решил устроить неформальный обед для высокопоставленного иностранного гостя. Нам тот обед обошелся в четыре дня, ровно столько мы дежурили возле ресторана. ОМОН снизу, ФСО — по крышам. По телевизору обед показали, а наши четыре «Урала», припаркованные тут же, нет. Прокляли мы тогда этот его обед. А он (президент) — довольный. Видели его, как эту стенку. Мы стояли на другой стороне дороги. Но перекрытия по случаю приезда высоких гостей для нас все же редкость. Три наших наряда постоянно стоят у Кремля, один — на площади у мэрии на Тверской, 13. Один всегда в резерве — на случай чего-то непредвиденного. Постоянный патруль дежурит на Манежной площади. Если человек что-то нарушил, совершил мелкое хулиганство или преступление, его надо задержать, доставить в УВД «Китай-город», оформить. А если человек ничего не сделал, за что его оформлять? Но один сотрудник должен за смену троих задержать. Если их нет, нарисуй, но чтобы отчет в ГУВД выглядел красиво. В итоге в УВД «Китай-город» бомжи оказываются по 12 раз за неделю — за мелкое хулиганство. И никакие слова об отмене «палочной системы» ситуации не меняют. В 2008 году московский ОМОН якобы задержал, доставил и выписал штрафы 40 тыс. граждан. Это небольшой город в провинции! В начале 2009 года было селекторное совещание, где сказали: «В этом году должны оформить никак не меньше 40 тыс.» Лет через 10 пол-Москвы оформим. Не выполняешь план, отказываешься делать приписки — теряешь часть зарплаты. Наш командир батальона полковник Сергей Евтиков говорит: «Если у вас не будет задержанных, вы не будете получать полноценную зарплату». Зарплата сотрудника ОМОНа — 15–16 тыс. рублей. Плюс надбавка от мэра Москвы 10 тыс. рублей. Вот этой надбавки и лишают. Для приезжих 26 тыс. — деньги весьма приличные, а москвичей у нас очень мало. Полковник Евтиков еще в 2005 году сказал: «Нам не нужны москвичи, они задают слишком много вопросов. Нам нужны иногородние, верные и тупые». Иногородние послушнее, они живут в общежитии, то есть зависимы от начальства, а значит, лишних вопросов задавать не будут. Тупыми, тут полковник прав, руководить проще. Да и много ли надо ума, чтобы махать резиновой палкой? Что нам — бомбу разминировать или террористов захватывать? Две тысячи человек (бойцов ОМОНа. — The New Times) в Москве, основная задача которых — махать дубинкой. К нам приезжают французы опыт перенимать — они так не могут арабов разогнать в Париже, как мы здесь, — и удивляются: 2 тыс.— это же целая воинская часть, куда вам столько? А есть ведь еще подмосковные части: подольский ОМОН, щелковский, которые курирует лично министр внутренних дел.

Семаргл: ОМОН как работа Но бойцы ОМОНа молчать более не намерены. Вот их рассказ, который был записан в редакции The New Times: «Нам не нужны москвичи, они задают слишком много вопросов. Нам нужны иногородние, верные и тупые» Отряд милиции особого назначения (ОМОН) создавался для выполнения опасных заданий в городских условиях. Для захвата и ликвидации особо опасных преступников. Но операции по захвату преступников ушли в историю вместе с 90-ми годами. Приоритетные задачи бойцов изменились. Как? Вот пара примеров. В конце прошлого года в ресторане неподалеку от ЦУМа Дмитрий Медведев решил устроить неформальный обед для высокопоставленного иностранного гостя. Нам тот обед обошелся в четыре дня, ровно столько мы дежурили возле ресторана. ОМОН снизу, ФСО — по крышам. По телевизору обед показали, а наши четыре «Урала», припаркованные тут же, нет. Прокляли мы тогда этот его обед. А он (президент) — довольный. Видели его, как эту стенку. Мы стояли на другой стороне дороги. Но перекрытия по случаю приезда высоких гостей для нас все же редкость. Три наших наряда постоянно стоят у Кремля, один — на площади у мэрии на Тверской, 13. Один всегда в резерве — на случай чего-то непредвиденного. Постоянный патруль дежурит на Манежной площади. Если человек что-то нарушил, совершил мелкое хулиганство или преступление, его надо задержать, доставить в УВД «Китай-город», оформить. А если человек ничего не сделал, за что его оформлять? Но один сотрудник должен за смену троих задержать. Если их нет, нарисуй, но чтобы отчет в ГУВД выглядел красиво. В итоге в УВД «Китай-город» бомжи оказываются по 12 раз за неделю — за мелкое хулиганство. И никакие слова об отмене «палочной системы» ситуации не меняют. В 2008 году московский ОМОН якобы задержал, доставил и выписал штрафы 40 тыс. граждан. Это небольшой город в провинции! В начале 2009 года было селекторное совещание, где сказали: «В этом году должны оформить никак не меньше 40 тыс.» Лет через 10 пол-Москвы оформим. Не выполняешь план, отказываешься делать приписки — теряешь часть зарплаты. Наш командир батальона полковник Сергей Евтиков говорит: «Если у вас не будет задержанных, вы не будете получать полноценную зарплату». Зарплата сотрудника ОМОНа — 15–16 тыс. рублей. Плюс надбавка от мэра Москвы 10 тыс. рублей. Вот этой надбавки и лишают. Для приезжих 26 тыс. — деньги весьма приличные, а москвичей у нас очень мало. Полковник Евтиков еще в 2005 году сказал: «Нам не нужны москвичи, они задают слишком много вопросов. Нам нужны иногородние, верные и тупые». Иногородние послушнее, они живут в общежитии, то есть зависимы от начальства, а значит, лишних вопросов задавать не будут. Тупыми, тут полковник прав, руководить проще. Да и много ли надо ума, чтобы махать резиновой палкой? Что нам — бомбу разминировать или террористов захватывать? Две тысячи человек (бойцов ОМОНа. — The New Times) в Москве, основная задача которых — махать дубинкой. К нам приезжают французы опыт перенимать — они так не могут арабов разогнать в Париже, как мы здесь, — и удивляются: 2 тыс.— это же целая воинская часть, куда вам столько? А есть ведь еще подмосковные части: подольский ОМОН, щелковский, которые курирует лично министр внутренних дел.

Семаргл: ОМОН как бизнес «Разнесите этот рынок. Вам добро дают » Наш командир и его заместители так себя дискредитировали — натуральные «оборотни в погонах», что один из нас полковнику Евтикову сказал: «Вы недостойны носить звание полковника милиции». В 2008 году в Департамент собственной безопасности пришла жалоба — в отряде было 9 офицеров с липовыми дипломами. Диплом физкультурного техникума в Новомосковске можно было купить у комбата за 22 тыс. рублей. Чтобы стать командиром роты, надо заплатить комбату $5 тыс. Зарплата, по словам тех, кто платил, после этого вырастает в 4 раза, с 25 до 100 тыс. Батальон превратили в структуру по зарабатыванию денег. Конфликт с руководством вышел в открытую стадию после того, как весь наш взвод отказался разгонять митинг местных жителей у торгового центра «Москва», куда перебрались после закрытия торговцы с Черкизовского рынка. Выезд ОМОНа на рынок был проплачен. Приезжаем, к нам выходит человек в гражданском и говорит: «Я начальник службы безопасности. Ребят, сейчас придут местные жители протестовать против рынка. Ваша задача: ломать плакаты, женщин и детей не трогать, а мужиков затаскивайте прямо к нам на территорию». Никаких бумаг, приказов, распоряжений начальства у нас не было, мы вышли всей гурьбой и спрашиваем: «Ты кто? Начальник? Где хоть какие-нибудь документы?» Обычно, когда мы едем на митинг, у нас написано: «Несанкционированный митинг. Заявлено столько-то человек». А здесь ничего не было. Наш офицер, старший лейтенант Андрей Чекланов, начал звонить по инстанциям. В местном ОВД удивились, приехал начальник криминальной милиции: «Я даже не знал, что у меня на территории ОМОН». Потом приехали из местной прокуратуры: «Вы что здесь делаете?» Нас убрали в сторону, на окраину рынка. Приехало все наше руководство. Мат-перемат на старшего, на следующий день полковник Евтиков отбирает у него удостоверение, говорит: «Ты такие деньги испортил, дурак». Старший лейтенант был уволен. Выяснилось, что наряды ОМОНа у рынка стояли уже неоднократно. Деньги (администрацией рынка) не раз заносились. Просто в этот день пришла наша очередь ехать, а у нас во взводе молодых и глупых нет. Самые молодые отслужили уже по три года, а шестеро уже пенсионеры. В ОМОНе же как: 13 лет — ты пенсионер. То есть люди мы опытные, сами знаем, что мы должны, какие документы должны быть, когда мы выезжаем, зачем нам подставляться? Была такая история после погрома на Петровско-Разумовском рынке. В 2008 году был конфликт между руководством округа и коммерсантами, тогда полковник Евтиков приказал: «Разнесите этот рынок. Вам добро дают». Омоновцы радостные с кувалдами бегали, разносили рынок, приказа кого-то задерживать не было. Потом стороны договорились, а на одного из омоновцев уголовное дело возбудили. Ему наш полковник сказал: «Увольняйся. Ты вор, а вор мне не нужен». Но он выполнял приказ!

Семаргл: «Грузинского вора в законе охраняем: ему нравится, что в 90-е его ОМОН с РУБОПом прессовали, а теперь охраняют» Каков прейскурант услуг ОМОНа? Что сколько стоит? В каждом случае все индивидуально. Как договоритесь. С коммерсантом может договориться сам командир батальона Евтиков, может командир роты, а может боец прийти и сказать: «Я тут договорился шаурму поохранять. Можно? Платить буду 2 тыс. в день». В Измайлове один наш коллега так перед гостиницей шаурму и охранял. Но это мелочь. На Рублевском шоссе, например, наш батальон восемь коттеджей охраняет. Завод в Филях. На Арбате есть офис одного грузинского вора в законе, его тоже охраняем. Сейчас он бизнесмен, и ему нравится, что в 90-е его ОМОН с РУБОПом прессовали, а теперь охраняют. Два джипа с ОМОНом за ним катаются. Он с нашим полковником напрямую договаривался, за одного человека платит ему 12 тыс. рублей в день, из них бойцу достается 1500. Раньше на такие «задания» и табельное оружие выдавали. Вот применишь ты его, как потом объясняться будешь? Поэтому со временем табельное оружие выдавать перестали и специально для таких дел стали переодевать сотрудников из синей в черную форму, но тоже с нашивками «ОМОН». А чтобы прикрыть себя, начальство взяло с каждого рапорт: «Предупреждены о недопустимости заниматься коммерческой деятельностью» — и заранее каждый новый боец пишет рапорт об увольнении без даты, они у полковника Евтикова в сейфе хранятся. Если что, человека увольняют задним числом, и начальство уже ни при чем — ведь это больше не сотрудник ОМОНа. Буквально на днях один коммерсант пробился к министру Нургалиеву и показал ему фотографии тех, кто захватывал его офис. На фото — сотрудники 2-го батальона. Министр дал поручение провести проверку, но на том все и кончилось. Кто станет прикрывать выгодный бизнес? «Газель» московского ОМОНа на рейдерский захват стоит 50 тыс. рублей. Задача обычно простая: вламываемся, выбиваем дверь, всех людей из помещения убираем. Компьютеры, технику когда просто выкидывают, когда сами сотрудники разграбляют. После этого держим помещение, пока не пришел новый владелец. В районе Фили-Давыдково мы так однажды брали завод, дежурили у него с сентября по февраль, пока все имущественные вопросы не были урегулированы. Вопросов никто не задает, за четкое выполнение задачи награждают. Двоим заместителям Евтикова досрочно дали подполковников. За что дали? Один из них, подполковник Иванов, на МКАДе, в Химках, на площади у трех вокзалов с проституток деньги собирает. Все эти точки крышует московский ОМОН. Иногда «субботники» устраивают, чтобы девочки приехали на базу и офицеров в кабинетах развлекли. В Строгине все квартирные «точки» проституток под московским ОМОНом. Там наша база рядом, и наряд в любой момент может выехать, если клиенты буйные или платить отказываются. ОМОН берется и за сопровождение грузов. Наши бойцы с фурами вплоть до Владивостока ездили. Когда Черкизовский рынок закрывали, обеспечивали транспортировку фур в тот самый ТЦ «Москва». Вывезти фуру с товаром в сопровождении ОМОНа обходилось в 100 тыс. рублей. Никакого товара никто не уничтожал, никаких зачисток и задержаний мы не проводили. Только в первый день конфликта к нам из районного отдела ФМС пришли коллеги: «Найдите нам 30 нелегалов для отчетности». Так это проще простого, у нас около полутора тысяч этих нелегалов было. Мы еще удивились с ребятами, когда Владимир Путин говорил о зачистке Черкизона. Никто ничего не зачищал, понятное дело, и контрафакт уничтожать никому в голову не приходило.

Семаргл: «Мы готовы выполнить ЛЮБУЮ поставленную вами задачу». ОМОН как инструмент давления «Если на митинге есть плакаты, где написано плохо про МВД, Медведева, Путина, — надо ломать сразу» Почему, несмотря на все сигналы снизу, полковника Евтикова не снимают? Потому что в свое время он сказал курировавшему ОМОН заместителю министра Михаилу Суходольскому: «Мы готовы выполнить ЛЮБУЮ поставленную вами задачу». Поэтому он на хорошем счету. Поэтому именно наш 2-й батальон разгоняет «марши несогласных», «русские марши», пенсионеров. Вспомните «Марш несогласных» в декабре 2008 года, когда советские ветераны разных войн вышли в Новопушкинский сквер. Мы выстроились, их рассекли, но старались не задерживать. А комбат старался: генералу 80-летнему* * На «марше» был задержан ветеран Великой Отечественной войны, председатель Союза советских офицеров генерал-лейтенант Алексей Фомин. так руку заломил, что в Тверское УВД вызывали скорую помощь. За это его Хаустов и Козлов любят. Он человек, как говорят в ОМОНе, «обезбашенный». Один ветеран тогда не мог в автозак зайти, он еле ходил. Вчетвером его загрузили, в УВД заносили на руках. Если на митинге есть плакаты, где написано плохо про МВД, Медведева, Путина — надо ломать сразу. Товарища Лимонова вообще берут где увидят. Негласный приказ: увидишь — сразу задерживай. А потом операї сидят в отделе и думают, какую ему статью пришить. На базе есть специальная «доска почета». На ней и Лимонов, и Каспаров, и Касьянов. Регулярно собрания проводятся, где про обстановку в стране нам рассказывают. Есть на базе большой зал в подвале. Руководство всех собирает и объясняет, что «марши несогласных», «русские марши», гей-парады — все проплачено иностранными спецслужбами. Говорят, в стране все плохо, американские спецслужбы хотят развалить наше государство, поэтому и идут «несогласные» или геи, которые хотят опозорить Москву. В 2008 году мы 15 дней из-за гей-парада в усиленном режиме у каждой центральной станции метро дежурили. Наш взвод постоянно попадал здание ФСБ охранять. Они очень боялись, что геи именно тут выйдут. Так боятся всего, а включишь Первый канал или Второй — все хорошо в стране. Перед выездом на каждый митинг нас инструктируют: что за партия, за что она выступает. Вот в 2005 году разгоняли митинги против монетизации льгот. Мы рассекаем толпу и думаем: «У нас тоже бесплатный проезд на электричке, метро, трамвае отобрали…» Или вот, например, 31 декабря (2009 года) Лимонов выводил людей на Триумфальную площадь. Поступил приказ: зачистить. Сотрудник не будет задавать вопросов, он что — должен интересоваться, митингующий вы или случайный прохожий? Всех задержали, привезли в отдел. 31 декабря много прохожих было, туристов, которые на Красную площадь шли. Случайных зевак. Взяли парня с девчонкой, они из Воронежа погулять приехали, сам Евтиков долго им объяснял, чтої они нарушили, а они так и не поняли. Чтобы разогнать «Марш несогласных», посылают обычно человек по 300–400. Плюс отделы документирования и видеонаблюдения, мы их называем «нахлебники». Все офицеры. Они ходят в гражданке, вклиниваются в толпу и передают, кто где находится и кого брать. В Кремле боятся народного волнения, «маршей несогласных». Мы на них даже шахматиста Гарри Каспарова задерживали. Немцова задержали как-то, а он на нас орать: «Я засужу вас!» Кого ты засудишь? С Каспаровым хоть весело: посадили его, он ничего — спокойно с ним поговорили, а Немцов угрожал. Касьянова тоже «убирали». Да что там говорить, если немецкому журналисту нос разбили — и никому ничего не было. По журналистам указание: не давать снимать. Перед митингом командир батальона перед строем объясняет: «Журналисты будут — убирайте их аккуратно». Это сейчас начали аккуратно, а раньше… Был случай, когда журналист снял хороший материал, так специально человека переодели в штатское, и он толкнул журналиста так, чтобы у него упала камера. А другому журналисту голову разбили, когда в «Урал» его грузили. Наказан был кто-нибудь? Не было ни одного случая, чтобы сотрудника наказали.

Семаргл: Но ведь привлекали омоновца, который на митинге российский флаг сломал. Если на митинге есть плакаты, где написано плохо про МВД, Медведева, Путина, — надо ломать сразу Если бы его не сфотографировали, ничего бы не было. По собственному желанию он уволился и в другом отделении милиции восстановился. Его вызвал генерал Хаустов, по-хорошему просто сказал: «Напиши рапорт по собственному». Последний антифашистский марш на Чистопрудном бульваре тоже наш 2-й батальон разгонял. Мы на этом специализируемся. Когда во Владивостоке протесты были, наш отряд не успел собраться (эмвэдэшный «Зубр» был оперативнее), а то и в Приморье мы бы полетели. Была тревога, когда война в Южной Осетии началась, но там силами 58-й армии справились, и без нас людей хватало. В апреле 2009 года, когда начались беспорядки в Кишиневе, наш полковник в ночи тоже объявил построение и отрапортовал, что бойцы готовы к отправке. Но в Кишинев в итоге спецназ «Рысь»* * Спецподразделение в структуре центрального аппарата МВД. полетел. Была надежда, что с приходом нового начальника ГУВД ситуация в ОМОНе изменится, но Пронин хотя бы мог выслушать рядового сотрудника, а новый офицеров наглухо прикрывает. Те из нас, кого уже зачистили, попробуют восстановиться через суд. Но вот какая история: наши ребята охраняют судей Мосгорсуда, наш полковник Евтиков приехал туда недавно и попросил: «Тут к вам жалоба придет от четырех наших сотрудников. Плохие ребята. Не надо их восстанавливать». Сломавший российский триколор омоновец уволился по собственному желанию и без проблем восстановился в другом отделе милиции.

Семаргл: От себя могу добавить. ОМОНу поставлена задача: Дачный поселок "Речник" властями города был включен в зону заповедника (раньше этот дачный поселок не был в зоне заповедника), после этого суду была поставлена задача принять судебное решение о незаконности построек в ЗОНЕ ЗАПОВЕДНИКА (только что смастыренного) и ОМОНу было приказано сломать дома вместе со всем имуществом и выгнать людей и даже скотину бессловестную (бабушка коз держала в своем щитовом домике) на 20ти градусный мороз в 2 часа ночи. И эти гоблины, выродки рода человеческого ВЫПОЛНИЛИ ПРИКАЗ. Никто не уволился из мусарни, все пошли громить людей и вышвыривать их на 20ти градусный мороз. Каким же ПОЛНЫМ ЗОМБИ нужно быть, чтобы разгонять митинги пенсионеров, протестующих против отмены бесплатного проезда ПРИ ЭТОМ МУСОРАМ ТОЖЕ ОТМЕНИЛИ БЕСПЛАТНЫЙ ПРОЕЗД, и они пошли против людей. Камими же ПОЛНЫМИ ВЫРОДКАМИ нужно быть чтобы выгонять людей на 20ти градусный мороз, и ломать их дома. И это элита милиции (по закону о милиции ОБЯЗАННАЯ защищать народ). Сам лично неоднократно наблюдал как обычный патрульный мусор разбивал банки с огурцами у бабушек торгующих у станции, и ломал цветы у женщин 45-50 лет торгующих у метро цветами. А в маленьких городках даже у рынка бабушкам запрещено торговать собственной картошкой, потому что на рынке этой картошкой торгуют кавказцы, и кавказцы просто платят мусорам, чтобы больше никто около рынка не торговал. И тут я уже претензии к кавказцам не высказываю. Тут все мои претензии к русскому мусору в погонах, выродкам рода человеческого.

Семаргл: ОМОН в Чечне Барабанов Илья , Аронов Никита Что делает ОМОН в Чечне в мирное время? Охраняет начальство. Вы видели по телевизору этого зажратого Еделева (заместитель министра Аркадий Еделев курирует действия МВД на Кавказе. — The New Times)? Его убивать никто не хочет, а у него три кольца охраны. Он еле ходит. Его увольнять надо давно. Дачу отгрохал себе, а бойцы у него «Ролтон» едят и тушенку. А с Кадыровым пьет коньяк. К командировке готовимся два месяца, ездим на полигон. Нам выдают по 60 патронов, а расписываемся мы, будто получили 120. Остальными боеприпасами налево торгуют. Едем в командировку. Получаем на руки командировочные. В 2005 году с нас брали 1500 рублей на форму нам же, из наших командировочных, мотивируя это тем, что на складе нет формы. Ехал старший офицер, заместитель Евтикова, якобы покупал нам форму. На самом деле он получал ее на складе. Приезжаем в Чечню. Нас ставят на довольствие. Положено на человека столько-то мяса, столько-то рыбы и так далее. Всего этого мы не получаем. Командировка — 6 месяцев, два раза за эти 6 месяцев к нам приезжает командир батальона и привозит гуманитарную помощь от разных коммерсантов. За каждый заезд ему благодарности, медали, новичкам он говорит: «Я был в Чечне 38 раз!». Да, был, гуманитарку привозил. Приходит поезд, там контейнер сока, майки... В 2007 году привезли от фирмы Nivea бритвенные принадлежности. Мы их перегрузили на «Урал» с надписью «ОМОН ГУВД города Москвы» и отвезли на рынок в Грозный. Все продали. Никто не видел ни Nivea, ни трико, ни маек, ни сока J7, ни водки «Путинка». Выгодно ОМОН в Чечне держать. Ведь выделяется еще солярка. Каждый день 2–3 «Урала» в боевой готовности. Если что-то случается, мы должны выдвинуться. Никуда никто не выдвигается, а по документам выходит, что ездим. В 2005 году солярки ежемесячно продавалось военными на 30 тыс. рублей местным жителям. Вячеслав Хаустов получил генерала в поезде. Вез нас в Чечню и кому-то наверху, видимо, сказали: «Хаустов воевать поехал». В поезд садился полковником, ночь проспали, на следующий день выдают водку, говорят: «Хаустов генерала получил. На войну едет». Он уже ходит в генеральских погонах. Приезжаем, Еделев плакал, встречая его. Обнимались, как друзья. Еделев ему подарил шапку каракулевую. Два генерала сели, попили коньячку. Один жаловался, как в Москве тяжело, другой — как плохо в Чечне.

Семаргл: "Новая газета": командующий ВДВ Шаманов послал спецназ на помощь авторитету Глыбе время публикации: 21 сентября 2009 г., 11:57 Командующий ВДВ России Владимир Шаманов послал две группы спецназа, чтобы защитить от обыска завод своего зятя - преступного авторитета Алексея Храмушина по кличке Глыба, утверждает "Новая газета". 18 августа 2009 года спецназовцам было приказано перехватить следователя по особо важным делам СКП по Московской области Олега Целипоткина, ехавшего на предприятие холдинга "Спорттэк". О том, что генерал Шаманов защищал интересы Храмушина, объявленного в международный розыск по обвинению в убийстве, следует из телефонных переговоров, записи которых попали в распоряжение "Новой газеты". Судя по расшифровке, Шаманов велел двум группам спецназа задержать следователя до своего приезда. В итоге Шаманов не приехал, а конфликт был каким-то образом улажен. Алексей Храмушин по милицейским сводкам числится активным членом татарской преступной группировки. Татарская ОПГ, появившаяся в 1990-е годы, занималась вымогательством, оружием, наркотиками и рэкетом, в дальнейшем заинтересовалась недвижимостью. Сегодня членам татарской группировки принадлежит более десятка подмосковных предприятий, основная ценность которых - земля. Храмушин-Глыба является единоличным владельцем холдинга "Спорттэк", на долю которого претендует дочь генерала Шаманова и в совет директоров которого входит его сын. Главная ценность предприятия - недвижимость и земля. Сегодня капитализация "Спорттэка" оценивается в 20-25 млн долларов. Храмушин, по оперативной информации, скрывается за границей, а его доверенным в России выступает Юрий Шаманов, сын командующего ВДВ.

Семаргл: Минобороны признало неправоту Шаманова, но в кресле командующего он усидел Напомним, глава Минобороны Анатолий Сердюков назначил разбирательство после публикации в "Новой газете". Там вышла статья о том, как Шаманов направил спецназ на помощь криминальному авторитету Алексею Храмушину по кличке "Глыба", который приходится зятем главе ВДВ. Были опубликованы подтверждающие эту версию записи телефонных переговоров (Ну, звони Юре, вызывай адрес и туда две группы спецназа и сам туда езжай, б... ). 7 октября Минобороны завершило служебное разбирательство в отношении Шаманова. Как заявил временно исполняющий должность начальника управления пресс-службы и информации Минобороны РФ полковник Алексей Кузнецов, Шаманов "предупрежден о неполном служебном соответствии за попытку использования служебного положения в личных целях".

Семаргл: 03.05.2007 18:37 Новая газета Милицейский произвол в России воспринимается как безликая стихия. Не было только одного — удивления. Избиение «несогласных» ОМОНом вызвало разные реакции в нашем обществе: кого-то возмутило, кого-то порадовало, кого-то оставило равнодушным. Не было только одного — удивления. Все ждали чего-то такого. После нескончаемой войны в Чечне, которую прошла половина (если не больше) российских милиционеров, после Благовещенска это должно было добраться и до просвещенных столиц. Так, может, пора уже выяснить, что же оно собой представляет? А Маяковский был серьезен… На митинге против милицейского произвола, который прошел 27 апреля на площади у ТЮЗа (там же, где состоялась завершившаяся кровавым разгоном акция «несогласных») одна пожилая женщина держала маленькую картонку с надписями с двух сторон. С одной: «Конституция РФ, ст. 45: 1) государственная защита прав и свобод человека и гражданина в РФ гарантируется; 2) каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом». А с другой: «Моя милиция меня бережет. Вл. Маяковский». Прочитав это, я улыбнулся: забавная ирония. И только потом задумался. Почему предположение о том, что милиция должна защищать права и свободы граждан, звучит лживо — и поэтому смешно? – Я чувствую: что-то неправильно, — говорил на том же митинге Сергей Гуляев. — По телевизору каждый день показывают сериалы про героических ментов, которые, рискуя жизнью, борются за правду. Но почему-то нет ни одного фильма о том, как эти милиционеры крышуют наркобизнес и проституцию! Так что же — наши глаза нас обманывают, или все-таки в сериалах что-то не так? Найти в Питере совершеннолетнего человека, который сомневался бы в том, кто именно крышует криминал, — очень непростая задача. Но сериалы-то народ смотрит, и с удовольствием. Может, это какой-то другой народ? Или у нас есть какая-то другая милиция? Вряд ли. Так прокрадывается в нас оруэлловское двоемыслие: знать правду, но не замечать ее. Стражи порядка бьют (15 апреля), убивают (дело Николева), насилуют (дело Галдецкого)? «Все это и так знают». Зато почему-то сказать, что «не все менты плохие» — никогда не повредит. Между тем именно эта фраза, постоянно повторяемая, как бы нивелирует преступления тех, к кому она не относится… Потому что, как говорил на митинге Юлий Рыбаков, те «омоновцы, которые били стариков, без предупреждения использовали спецсредства (дубинки), хотя никто не спровоцировал их на это, — нарушили закон о милиции», то есть совершили самое настоящее преступление. Вряд ли первое в их жизни – и уж конечно не последнее. И в демократической стране они понесли бы наказание по закону, вне зависимости от того, все менты плохие или нет. У нас же большинство обывателей скажут: «Избили людей? Но могли и убить кого-нибудь». Так что дело не в милиции, и даже не в законах и их неисполнении, а в нашем отношении к случившемуся — как к стихийному бедствию, мало отношения имеющему даже к тем, кто видел все собственными глазами: какой смысл ругать ураган или наводнение и грозить кулаком небесам? Но ведь омоновец с дубиной — не смерч и не волна. И пусть даже мы, простые граждане, не сможем найти и наказать по закону того, кто ударил дубинкой по лицу яблочницу Ольгу Цепилову, как не смог бы пушкинский Евгений найти в море волну, разрушившую дом его невесты. Но можем — знать, что этот человек есть, где-то живет и, оставаясь ненаказанным преступником, избегает расплаты. Думаю, что похожим образом рассуждает и Александр Винников из организации «За Россию без фашизма», на митинге сообщивший о создании альтернативной комиссии по расследованию событий 15 апреля. Вряд ли стоит надеяться, что комиссии удастся найти виновных; но если те, в чьи обязанности входит искать, не будут очень-то стараться — по крайней мере мы сможем это установить. Форма отчуждения – Преступный приказ милицейского начальства выполняли обманутые люди, — говорил на том же митинге Юрий Вдовин из «Гражданского контроля». — Непросвещенные, напичканные ложью про «врагов России» и «наймитов Березовского». И это самое страшное! Пытаться разубедить их, открыть им правду — вот наша задача. Да, неплохо бы доказать милиционерам, что у них маленькая зарплата не потому, что вокруг «засилье кавказцев, вагонами вывозящих деньги к себе на родину», и «продажных журналистов, сливающих инфу на Запад», а потому что нефтедоллары просаживаются в Куршевеле или преспокойно копятся в Стабфонде «на всякий оранжевый случай». И конечно, омоновцев перед акциями натаскивали («А зачем вы хотели бить витрины и жечь машины?» — такими вопросами огорошивали многих задержанных в милиции). Их «всех учили», но нельзя забывать, что кто-то «оказался лучшим учеником»… – Обвинять преступников — конечно, правильно, — выступил со словом примирения и предостережения философ Юрий Штерн. — Но не надо разделять народ России на «нас» и «милицию». Мы — граждане одной страны, одна семья. Как в любой семье, кого-то можно наказать за проступок, но нельзя выгонять его на улицу. Мы должны понимать, как пагубно такое разделение. Надевая форму, человек и так отчуждается от «гражданских» — не надо усиливать это его чувство отчуждения. Ведь само существование военных и милиции требует наличия «врага» (иначе они были бы не нужны). И очень легко навести человека на мысль, что его «враг» — тот, кто не похож на него, то есть обычный человек без формы. Непрерывные поиски врага вообще свойственны некоторым политикам, получившим сейчас прямой доступ к власти. Подменяя интересы страны интересами силовиков, они не видят ничего плохого, например, в таком афоризме: «Государство есть объединение мужчин в целях войны». Знают ли они, что это изречение принадлежит Адольфу Гитлеру? Не удивлюсь, если знают.

Семаргл: Видеообращение к Путину Дымовского Алексея Александровича, старшего оперуполномоченного ОРЧ (по линии УР) УВД по городу Новороссийску. "Я десять лет служу в милиции, я десять лет отдал Родине". "Именно за эти десять лет я отторжился от своей семьи". "Я за время работы потерял двух жен, которые отказались со мной жить из за моего графика работы". "Я люблю свою работу я готов работать на своей работе". "Начальники к нам относятся как к скотам". "У меня начала неметь рука, я обратился в больницу, врач мне объяснил что по указанию начальника милиции я не могу быть обследован, потому что на больничный выходить мне не рекомендуется, в связи с понижением раскрытия преступлений". "Я работаю в субботы которую мне не оплачивается, я работаю во все выходные, во все праздники, которые мне никогда не оплачиваются". "Молодые приходят в милицию и говорят, что зарплата в 12 тысяч их не пугает, они знают что у них будет калым". "Как может быть у сотрудника милиции калым, о чем мы можем говорить если начальство само нас толкает". "Мы же все гражданины Российской Федерации, или граждане". "Я обратился к начальнику своему о том что у нас коррупционная милиция, он мне ответил, что это никак нельзя убрать, что это менталитет этой сферы деятельности". "Нас заставляют раскрывать преступления, когда мы их не имеем". "Нам говорят, что посадить надо именно этих людей". "Нам заказывают, что именно этих людей нужно посадить". Интересно что обращение идет не к президенту Медведеву, а к Путину. В принципе понятно, Медведев никто, но мент настолько глуп, что не просек даже этого, что его повесят даже за одно только то что не соблюдает приличия. И не надо говорить про честного мента который 10 лет сажает заказанных людей по приказу и "раскрывает" преступления когда "мы их не имеем". Просто мусору отказали в больничном, это его и задело. Вот он и решил повозмущаться. Зато из самых первых уст мы теперь знаем как работает наша доблестная милиция. Хотя мы это конечно знали и без его признания, не зря же у него рука начала неметь, попробуй как помаши дубинкой десять лет, тут не только рука занемеет. А вот хребтина пенсионеров, по которым эта самая рука проходится видимо не немеет. На пенсионерах очень даже хорошо проводить учения и расстреливать людей из водометов, а потом плакаться что - ведь приказали, поэтому и расстреливал, ведь приказали, поэтому невинных людей и сажал, а так я честный мент. Перефразируя "честного мента" можно сказать что когда ему приказывали сажать невинных людей для него это было конечно не очень приятно, но так как лично его это не касалось, то он "честно" десять лет сажал невинных людей и подделывал статистику раскрываемости. Но как только его лично коснулось, причем всего лишь в поликлинике, заметьте ему никто 10 лет зоны не выписал ни за что, ему просто отказали в медицинской помощи, по приказу его же собственного мусорского начальства и тут его возмутило, наконец-то, вот такая "честность". Осталось найти тех кого он безвинно посадил и спросить у них что они подразумевают под понятием "честность".

Семаргл: Джордж Оруэлл "Скотный двор" ...Но в этот момент Наполеон встал и, искоса испытующе посмотрев на Сноуболла, издал странное хрюканье, которое никто раньше не слышал от него. Снаружи раздался яростный лай, и девять огромных собак в ошейниках, усеянных медными бляхами, ворвались в амбар. Они кинулись прямо к Сноуболлу, который, отпрыгнув, едва успел увернуться от их оскаленных челюстей. Через мгновение он уже был в дверях, и собаки кинулись за ним. Чересчур потрясенные и испуганные для того, чтобы говорить, животные сгрудились в дверях, наблюдая за происходящим. Сноуболл мчался через длинное пастбище по направлению к дороге. Он бежал так быстро, как только могут бежать свиньи, но собаки уже висели у него на пятках. Внезапно он поскользнулся, и стало ясно, что сейчас его схватят. Но он смог собраться и припустил еще быстрее. Собаки продолжали его преследовать. Одна из них едва не ухватила Сноуболла за хвостик, но в последний момент он успел его выдернуть. Сноуболл сделал последний рывок. От преследователей его отделяло несколько дюймов, но Сноуболл успел нырнуть в отверстие в заборе - и был таков. Примолкшие и напуганные, животные собрались обратно в амбаре. Вернулись прибежавшие собаки. Сначала никто не мог понять, откуда они взялись, но загадка разрешилась очень просто: это были те самые щенки, которых Наполеон взял у их матерей и чьим воспитанием занимался он лично. Они еще продолжали расти, но тем не менее, уже были огромными свирепыми псами, смахивающими на волков. Они окружили Наполеона. Было заметно, что, когда он обращается к ним, они виляют хвостами точно так же, как в свое время другие собаки реагировали на слова мистера Джонса. Теперь Наполеон в сопровождении собак поднялся на то возвышение, где когда-то стоял Майор, произнося свою речь. Он объявил, что, начиная с сегодняшнего дня, ассамблеи по утрам в воскресенье отменяются. В них отпала необходимость, сказал он, мы только теряем время. На будущее все вопросы касательно работ на ферме будет решать специальный комитет из свиней, возглавляемый им лично. Они будут обсуждать все проблемы и затем сообщать всем остальным о принятых решениях... http://books.pravo-slavie.ru/prozrenie/skot-dvor/skot-dvor05.htm

Семаргл: http://www.gov.ru/main/konst/konst12.html Статья 31 (Глава 2) Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование. Задержание 82-летней Людмилы Алексеевой на акции в защиту 31 статьи российской конституции, которая гарантирует "право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование". 31 числа каждого месяца, в котором оно есть, оппозиционеры выходят на триумфальную площадь с целью проведения уличной акции мирного характера в защиту 31 статьи российской конституции, которая гарантирует им такую возможность. Участники акции еще ни разу не получали разрешения на проведение митинга на Триумфальной площади. Людмила Алексеева. В течение всего 2009 года власти ни разу не согласились на проведение такого митинга на Триумфальной площади. Каждый раз это мотивируется тем, что Триумфальная площадь в этот день, в это время занята другим мероприятием. Занятость эта, по моему убеждению, создается искусственно. Вот и на 31 декабря получен отказ на проведение митинга на Триумфальной площади. Там стоит огромная елка. Я намерена в 6 часов вечера прийти туда в наряде Снегурочки. Ни в одном законе не прописано, что Снегурочке возбраняется добавить к своему наряду аксессуар с надписью в защиту 31-й статьи.

Семаргл: Экс-командир подразделения ОМОН: «Сотоварищи и братья, поднимайте бузу!» Сведения о коррупции и злоупотреблениях в московском ОМОНе, изложенные в обращении бойцов спецподразделения к президенту России и генпрокурору, соответствуют действительности. Об этом в интервью газете «Новые Известия» заявил председатель координационного совета профсоюза сотрудников милиции Москвы Михаил Пашкин. «Это письмо написали люди, которые хорошо знают, о чем говорят. Сведения рядовых бойцов отряда о торговле боеприпасами и соляркой, «крышевании» проституток, а также фальсификации материалов по делам об административных задержаниях лидеров оппозиции, не придуманы и не высосаны из пальца. Считаю, что это абсолютная правда. Все это, увы, есть – и «крышевание», и «палочная система»… И не только в московском ОМОНе, а сплошь и рядом», – отметил профсоюзный лидер, слова которого приводит «Новый регион». Пашкин сообщил, что бойцы второго батальона ОМОНа обращались за помощью еще в декабре. Милиционеры просили разобраться с фактами постоянных нарушений графика работы, жаловались на то, что их командир полковник Сергей Евтиков «часто привозит на полигон своих знакомых, гражданских лиц, там они напиваются, устраивают гулянки, после чего Евтиков дает гостям пострелять из оружия». «Приходившие к нам сотрудники не являлись членами нашего профсоюза, и мы формально не могли взяться за решение их проблем. Однако их претензии, изложенные на трех листах, в профсоюзе взяли на свой контроль», – отметил Пашкин. По его словам, представители профсоюза встречались «с командиром столичного ОМОНа Вячеславом Хаустовым, которому передали обращение его подчиненных». «После этого ситуация несколько изменилась, у них появился график дежурств, стали давать отгулы. Возможно, ребята несколько поспешили с обнародованием своего письма, и положение можно было бы немного улучшить. Теперь же они могут очень серьезно поплатиться за это», – считает Пашкин. Он заметил, что Евтиков уже не впервые становится объектом жалоб. «В прежние годы он фигурировал в нескольких скандалах, которые удавалось замять», – рассказал Пашкин. «Бывали случаи и похуже. У нас был капитан Карпов – командир взвода. Он просто рассказал в профсоюзе, кто и как в ОМОНе подрабатывает. Мы сообщили об этом вышестоящему начальству. Закончилось же это тем, что Карпова избили и выкинули из ОМОНа», – отметил глава милицейского профсоюза. Пашкин рассказал, что профсоюз «пытался установить с новым руководством ГУВД деловые отношения, в ответ генерал Колокольцев приказал отключить у нас ведомственные телефоны и почту». Напомним, что в обращении к президенту МРФ, которое подписали около десяти бойцов 2-го батальона ОМОНа, рассказывается о невыносимых условиях службы, разгонах «Митингов несогласных» и о том, сколько стоят «услуги» омоновцев частным лицам и предприятиям. «Мы можем работать по 10-15 дней подряд, по 17-20 часов в день без обеда. Командир батальона полковник милиции Евтиков с одного сотрудника требует в конце смены трех задержанных, если их нет, то сотрудник лишается премии или мэровской надбавки к зарплате. Как часто выражается полковник Евтиков, «вы рабы и должны делать то, что я хочу», – говорится в письме. В интервью журналу The New Times милиционеры рассказали, что если сотрудник не выполнят план по задержанным, то он теряет столичную надбавку, которая составляют до половины зарплаты. При этом, отмечают они, на работу в ОМОН предпочитают брать иногородних, поскольку они «верные и тупые». По словам бойцов ОМОНа, по заданию начальства их регулярно отправляют для проведения рейдерских захватов предприятий, для охраны коттеджей на Рублевке, палаток с шаурмой и охраны «воров в законе». «Каждый новый боец пишет рапорт об увольнении без даты, они у полковника Евтикова в сейфе хранятся. Если что, человека увольняют задним числом, и начальство уже ни при чем – ведь это больше не сотрудник ОМОНа», – утверждают омоновцы. Все то, что описывают московские омоновцы в письме президенту – происходит с начала 90-х, заявил в своем блоге писатель, национал-большевик и бывший омоновец Захар Прилепин по поводу злоупотреблений в московском ОМОНе, изложенных в обращении бойцов к президенту России и генпрокурору, – передает «Новый регион». «Сотоварищи и братья, поднимайте бузу!», – обратился Прилепин к бывшим сослуживцам и нынешним омоновцам: «Давайте сделаем ещё десятка полтора таких писем, нельзя ж вечно это терпеть. Ситуация примерно одинаковая везде, мы ж в курсе. Давайте поломаем этот беспредел, впадлу так унижаться». По словам писателя Захар Прилепина, который в начале 90-х был командиром подразделения ОМОН, «Всё это я в несколько смягчённом виде описал ещё несколько лет назад…То, о чём писал я, происходило в 90-е – но вот за 10 лет стало ещё веселее. Мы, омоновцы 90-х, такие письма тоже писали – уже тогда – руководству. Но они не получали такого вот резонанса. Сейчас, наконец, удалось поднять тему». Напомним, в обращении к президенту РФ, которое подписали околодесяти бойцов 2-го батальона ОМОНа, рассказывается о невыносимых условиях службы, разгонах «Митингов несогласных» и о том, сколько стоят «услуги» омоновцев частным лицам и предприятиям. «Мы можем работать по 10-15 дней подряд, по 17-20 часов в день без обеда. Командир батальона полковник милиции Евтиков с одного сотрудника требует в конце смены трех задержанных, если их нет, то сотрудник лишается премии или мэровской надбавки к зарплате. Как часто выражается полковник Евтиков, «вы рабы и должны делать то, что я хочу», – говорится в письме. По словам бойцов ОМОНа, по заданию начальства их регулярно отправляют для проведения рейдерских захватов предприятий, для охраны коттеджей на Рублевке, палаток с шаурмой и охраны «воров в законе». А вот как описывал повседневность омоновцев 90-х Захар Прилепин в статье журнала «Огонек»: «Еще в бытность работы в ОМОНе мне и моим однополчанам приходилось подрабатывать охранниками. Трудились мы вполне легально: подработку организовал командир отряда. Половина заработанных сумм шла в фонд отряда (так нам, по крайней мере, говорило руководство), половину пацаны забирали себе. Наш командир, отличный, кстати, мужик, афганец, весь в орденах и медалях, но не без криминальных наклонностей, как, впрочем, и многие афганцы вообще, – так вот, командир наш ходил в малиновом пиджаке, разговаривал по мобильному (мобилы тогда были большой редкостью) с замом, находясь в разных концах прямого коридора, потом купил себе джип и слушал в нем шансон. Российские правоохранители, как давно замечено, очень хотят походить на уголовников; нет бы наоборот. Мы охраняли – назовем вещи своими именами? – воров из числа новых знакомых нашего командира, тоже начавшего осваивать великий и ничтожный русский бизнес…На смену нуворишам, одни из которых окончательно легализовались, а вторые были убиты или сели за решетку, пришли звезды. Их мы тоже охраняли периодически. Манеры звезд не принципиально отличались от повадок прежних наших клиентов, но первое время на певчих птиц было хотя бы любопытно смотреть… Та, бывшая моя страна, мне не нравилась: в ней была сломана система координат, извращены почти все понятия о чести и справедливости; присутствовало, правда, некое подобие свободы. В нынешней моей стране система координат есть, в наличии всевозможные вертикали, но иногда кажется, что лучше бы этой системы не было. Нас заморозили в те времена, когда мы еще не переболели всеми заразами из возможных». Отдел мониторинга ИА «Новости Факты Анализ» http://newsfactsanalysis.wordpress.com/2010/02/04/экс-командир-подразделения-омон-«сот/ Февраль 4, 2010

Семаргл: ОМОНовцем надо родиться. Знаю многих кадровых общевойсковых офицеров, ставшими омоновцами и поспешно оттуда уволившихся.Здравомыслящему человеку работать там невозможно,умных не любят.Любят безмозглые машины, быков,тупо бросающихся на свой народ. Владимир

Хирин: Лет 10 назад, моему комбату (отдельный батальон ВВ) надоело писать рапорты командованию и ждать каких-то действий от ментов. Он просто взял разведвзвод и за одну ночь разгромил все точки по торговле наркотой. Никого не задерживали, т.к. «прав на задержание» не было. Но хорошо этих мудней отделали, а наркоту сожгли на полигоне. Потом комбата уволили.

Андруха: Ну так правильно уволили. Он столько кормушек пораспотрошил. Варвар. А если серьезно - побольше бы таких комбатов, и можно смело сокращать органы в 10 раз.

Андруха: Укрепление дисциплины Медведев внес вчера в Госдуму поправки в Уголовный кодекс, которые сделают службу человека в органах внутренних дел отягчающим обстоятельством при назначении ему наказания за преступление, а также вводят уголовную ответственность милиционеров за неисполнение законных приказов начальства, как это принято в отношении военнослужащих. Председатель координационного совета профсоюза сотрудников милиции Москвы Михаил Пашкин говорит, что первая норма ни на что не повлияет из-за сложившейся практики увольнения сотрудников задним числом в случае совершения ими правонарушений, но дискриминирует милиционеров в сравнении с другими сотрудниками правоохранительной системы, например прокурорами. Вторая мера, по мнению Пашкина, принята только для того, чтобы исключить невыполнение приказов сотрудниками ОМОНа и аналогичных структур при необходимости подавления волнений. http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/2010/02/19/226283 Вот и секрет реформы. Более года назад, во время волнений во Владивостоке, приморский ОМОН отказался "мочить" протестующих, так нагнали "московских отморозков". Теперь же эти подразделения будут преследоваться уголовно за отказ избиения своих граждан.



полная версия страницы